Меню

Как бороться с бродячими собаками в москве



Как правильно уничтожать бродячих собак: Инструкция от зоозащитников

Раскол в душах, атомизация общества, взаимное недоверие, страх перед ближним своим – всё это грустные приметы современности. И вот уже появляются люди, для которых дикие собаки важнее и дороже соотечественников…

26 мая 2019 года бродячие собаки в очередной раз напали на ребёнка – сильно искусали двухлетнего мальчика в Ногинске Московской области, он госпитализирован с многочисленными травмами. Версия о том, что звери его куда-то затащили, не подтвердилась, да и изначально была неправдоподобной: собаки и волки расправляются с жертвами немедленно, на месте.

Зоозащитники торжествуют: мечты сбываются.

Последняя фраза – конечно, мрачная шутка: я не сомневаюсь, что ревнители неприкосновенности трогательных кошечек и собачек сопереживают ребёнку. Но упорно отказываются понять, что именно их деятельность приводит к нападениям собак, к искалеченным судьбам. К сожалению, умение предвидеть отдалённые последствия своих высказываний и действий не принадлежит к сильным чертам современного российского поколения. Не мы такие, жизнь такая: планировать что-то хотя бы на пять лет не может ни правительство, ни простой человек – отсюда желание жить сегодняшним днём. Например, сделать благое дело – защитить живую душу от озлобленных убийц. Которые, в свою очередь, тоже хотят сделать благое дело – защитить живую душу от озлобленных убийц. Вопрос лишь в том, чью душу вы предпочтёте на этих весах смерти – беззащитного мирного человека или беззащитной агрессивной собаки. И кого считаете убийцей – собаку-людоеда или «догхантера» (с моральной точки зрения не очень важно, легального или «чёрного», поступки от этого не меняются).

Фото: Александр Щербак/ТАСС

Очень многие мои соотечественники предпочитают собак. Их можно понять: в знаменитой фразе «Чем больше я узнаю людей, тем больше люблю собак» воплотилась вся многовековая традиция эгоизма и мизантропии. В ту же традицию укладывается и российский способ решения проблемы бродячих собак: отловить, стерилизовать и выпустить. Авторов этого проекта интересуют только деньги, а вовсе не судьба как собак, так и людей. И здравые зоозащитники придерживаются точно такой же точки зрения. Президент Центра правовой зоозащиты Светлана Ильинская рассказывает:

У нас сейчас в России проводится программа отлова, стерилизации и возврата. Более того, она узаконена на федеральном уровне. Это значит, что изъятие безнадзорных животных с территорий не ведётся – только стерилизация, с выпуском обратно на месте. И, как прописано в этом законе, только особо агрессивные животные могут оставаться в приюте и содержаться там пожизненно. Мы много лет боролись с этим законом, два раза остановили его принятие. Но потом его всё равно приняли, причём в одночасье, невозможно было даже письма написать.

Это заведомо увеличение численности безнадзорных животных. Потому что невозможно отловить всех для стерилизации: многие собаки совершенно одичали, они не подходят к ловцам. И применять к ним нелетальные методы изъятия – это то же самое, что отлавливать волков вместо отстрела.

И сколько бы животных ни стерилизовали, всегда будут оставаться нестерилизованные, и они будут размножаться. И даже если бы их не стерилизовали, а помещали в приют, то всё равно это бы не работало, потому что не отловленные одичавшие собаки продолжат пополнять популяцию.

Приюты, в которых не усыпляют, – это выбрасывание денег на ветер. В приюте животному ищется хозяин, и если он не находится, через какое-то время питомца усыпляют, чтобы освободить места для новых животных. Эта схема – единственно возможная для решения проблемы. А отлов, стерилизация и возврат – абсолютное мошенничество,

Золотые слова! Но вот руководитель юридической ассоциации «Зооправо» Анастасия Федюнина никакого мошенничества здесь не видит:

«Агрессия у собак проявляется, когда у собак есть потомство, когда они сбиты в стаю. Для того чтобы этого не было, существует программа отлова, стерилизации, вакцинации и выпуска собак, которая полезна и эффективна. На сегодняшний момент существует проблема чёрных отловов, когда бюджетные деньги тратятся и делятся между заказчиком и исполнителем, а собак не стерилизуют. И вот эти родители, которые переживают за детей, и вообще все вместе взятые, кто переживает и за собак, и за детей, должны стараться контролировать расход денежных средств на эту программу. На то есть все механизмы.

В Краснодарском крае убили 10 тысяч собак за 2018 год по контракту. Убивали дитилином, они задыхались в течение двух минут, умирая страшной смертью. Распилили огромное количество денег на этом. Но никого из вас это не интересует. До свидания!»

Действительно, «Зооправо» весьма активно действовало в Краснодарском крае, добиваясь смены одного подрядчика отлова на другого, причём, в отличие от первого, выбранного без конкурса. Чего тут больше – заботы о животных или коммерческого интереса – вопрос сложный.

Но заставлять простых людей, вынужденных делить территорию обитания со стаями собак, «контролировать расход денежных средств» – это, простите, откровенное лицемерие. Нет никакого механизма контроля (ездить с бригадами отлова и лично следить за проведением операций?), и юрист не может этого не знать.

Если ты уже поймал грязное, блохастое, опасное животное со своеобразными навыками выживания, надо самому быть настоящим животным, чтобы выпускать его на улицу города, пусть даже после мытья и операции. Характер от этого не улучшается. Закон о стерилизации – коммерческое человеконенавистничество под видом гуманизма.

Собака приручена для охраны, пастушества, охоты – всё это сельские занятия. А русские города построены людьми для людей.

Наше общество очень далеко продвинулось по дорожке псевдогуманности, упустив момент, когда надо было остановиться и подумать, в ту ли сторону мы идём.

Источник

Убить нельзя щадить: как решить проблему бродячих собак в России

Российская общественность бурлит по поводу страшной трагедии в Забайкалье, где стая бродячих собак насмерть загрызла семилетнюю девочку. Там уже появился стихийный мемориал, а люди вышли самостоятельно отстреливать собак. Бастрыкин спешно поручил разработать поправки в законодательство после нападений бродячих собак на людей. Ситуация усугубляется еще и тем, что за последнее время это далеко не первый случай такого рода, а вообще сообщения о нападении бродячих собак появляются в российских СМИ и социальных сетях очень часто. Между тем, это напрямую зависит от экономического и общественно-политического состояния страны. В благополучных странах мира, бродячих собак просто нет: они стерилизованы и находятся в приютах. В странах же неблагополучных, где денег ни на стерилизацию, ни на содержание приютов у общества нет, они сбиваются в стаи, тем самым провоцируя и людей возвращаться в животное состояние, и их сладострастно уничтожать… Пока что надежд на то, что Россия станет благополучной и цивилизованной страной практически нет, хотя призывы такие нет-нет да раздаются.

Как, например, предложение кемеровского блогера Андрея Германа:

«По закону с бродячими собаками поступать как во времена СССР (то есть отлавливать и убивать) нельзя. Остаётся другой вариант — это содержание собак в приютах. Некоторые ссылаются на опыт европейских стран, что приюты для животных там развиты, а у нас практически нет.

Здесь, как говориться, есть нюанс. Да, приюты животных выполняют важную функцию. Но важно, чтобы приюты имели возможность справляться. Поэтому, например, в Германии, Нидерландах приняты специальные законы. Их можно назвать общим словом об ответственном владении животными. Есть регистрация животных, плата за владение, работает система штрафов, в т ч за выброс собак на улицу. Создана на законодательном уровне система контроля, которая работает. И эта система — фактически опора, на которой держится ответственное владение животными и гуманное отношение к животным.

Приют по своей сути — не тюрьма для животных, а временное размещение ввиду каких-то чрезвычайных обстоятельств. В среднем животные в приютах находятся 100-150 дней и находят новых хозяев. Конечно, некоторые животные в приютах живут постоянно, но это всё же больше исключение. Сдать животное в приют, кстати, стоит денег. Выбросить — большой штраф, но главное уже не сам штраф, а сформированное в обществе поведение.

Итак, в европейских странах функционирование приютов и контроль за животными (собаками) основан на законодательной базе и контроле исполнения. Именно это обеспечивает отсутствие выброшенных собак на улицу и то, что собак с приютов забирают люди.

У нас ничего такого в стране нет. Мы не можем даже добиться исполнения требований на поводке выводить гулять собак. У нас нет законов ответственного владения. Нет регистрации животных, нет платы за животных, нет никаких ограничений. Любой может взять собаку и любой может её выбросить. В таких условиях обеспечить работу частным приютам очень сложно. Муниципальные приюты никогда не справятся с постоянным потоком выброшенных животных. Кроме того, российское законодательство очень требовательно к самим приютам. Открыть приют, выполнив всё требования и его содержать, очень недешевое удовольствие. Если же в обществе нет спроса на животных из приюта или он очень мал, то фактически собаки будут жить в приюте пожизненно, и это ещё одно свидетельство того, что никакие муниципальные приюты не справятся с потоком бродячих собак.

Читайте также:  Как нарисовать кошку или собаку картинки

Оставлять бродячих собак на улицах нельзя. Общество должно принять решение. Основываться на приютах, можно только создав законодательную базу, без неё они работать не будут. Ничего не делать нельзя!»

Совершенно другой, жесткой позиции придерживается журналист Эльмар Гусейнов:

  1. Всех бродячих собак надо вывести с улиц наших городов и сёл. Дикие звери не должны жить рядом с людьми, распространять болезни (здоровых среди уличных животных нет), нападать на людей. Отстрел.
  2. Никаких глупостей типа кастрации, чипирования, содержания в питомниках бродячих собак за госсчёт. У нас нищая страна, если есть лишние деньги — отдаём больницам, детдомам, домам для престарелых, а не собакам.
  3. Домашние собаки все должны быть чипированы. За нечипированную собаку на улице или даже в ветлечебнице — штраф. За второй раз — штраф и усыпление.
  4. За собаку на улице без намордника и поводка — даже маленькую собаку — штраф. Второй раз — штраф и усыпление.
  5. За лающую на улицу собаку — штраф. В цивилизованных странах собаки на улицах не лают. За второй раз — штраф и усыпление.
  6. Налог на собак.
  7. Собакам запрещено гулять и гадить на газонах. Газоны — для людей.
  8. За неубранное дерьмо собачье — штраф хозяину. За второй раз — штраф и усыпление.
  9. За «потерявшуюся» чипированную собаку- штраф и усыпление.
  10. Никакой ветпомощи нечипированным животным. Штраф и закрытие.
  11. Запрет на сбор помощи бродячим животным в соцсетях…»

Увы, суровые меры, которые предлагает Гусейнов, в России не сработают ВООБЩЕ. В нашей стране, как известно, законы существуют только на бумаге, а обойти их проще простого – было бы желание и деньги. Недаром же многие читатели Гусейнова негодуют: «А сколько бешенных, бродячих людей? Их тоже убьем? Преступников тоже убьем? Ваши замечательные предложения только повысят градус злобы в обществе. И знаете: значительно больше деток замучивают и убивают мужчины, чем собаки, давайте всех мужчин перебьем…»

Остроту проблемы подчеркивает тот факт, что ее прокомментировал даже спикер Госдумы Вячеслав Володин, выступив в своем блоге с конкретными здравыми предложениями:

«Наши дети не должны быть жертвами бездействия взрослых, но сводить счёты с животными, уничтожать их — не выход из ситуации

Этот случай обнажил проблему, которая существует.

Стали звучать предложения изменить федеральное законодательство.

Возникшая полемика имеет две крайности. Одни говорят: виноваты только животные. Другие — что не надо ничего делать.

Но совершенно очевидно: решение предстоит найти, не руководствуясь этими позициями.

Именно из-за нашей безответственности появляются бродячие собаки, выброшенные их владельцами.

Представители местных органов власти не считают эту проблему для себя приоритетной. Количество бездомных собак увеличивается. Нет региональных программ по строительству приютов для животных, их стерилизации, грантов для поддержки зоозащитников, которые занимаются этой проблемой более эффективно, чем муниципальные предприятия.

Местные жители неоднократно обращались за помощью к муниципальным властям. Проблемой бездомных животных никто системно не занимается. До тех пор, пока не случится трагедия.

В этой связи правильно в данном вопросе ввести ответственность для чиновников, отвечающих за ситуацию с бездомными животными на местах.

А также разработать меры поддержки гражданских инициатив со стороны региональных и местных бюджетов. Например, частных приютов для животных. Освободив от налога на землю, приобретая им корм, выделяя гранты на строительство приютов, стерилизацию собак.

Важно создать условия для работы тех, кто, исходя из личной активности и сострадания к братьям нашим меньшим, оказывает помощь, спасает их. Как показывает опыт, это будет более эффективно, чем создание муниципальных приютов. Хотя и этим тоже надо заниматься.

Как можно быстрее вместе с регионами, зоозащитниками, контрольно-надзорными органами проанализируем правоприменительную практику и выработаем предложения.

Решать проблему надо.

Но очевидно одно: сводить счёты с животными, уничтожать их — не выход из ситуации. Этот вопрос необходимо решать цивилизованно и достойно.

Наши дети не должны быть жертвами бездействия взрослых…»

Источник

Как решают проблему бездомных животных в России и на Западе и что делать, если хочешь помочь

Бездомные животные — проблема, которую невозможно решить с помощью простых и быстрых мер. Собаки и кошки оказываются на улице из-за безответственности человека, поэтому нужно не только работать с животными, но и менять нашу культуру. Рассказываем, как эффективно бороться с проблемой одичавших питомцев.

С января по октябрь 2019 года с укусами и царапинами от бездомных животных в больницы России обратились 353 тысячи человек. Это примерно 1100 случаев в день. Понятно, почему народ закипает и требует от властей срочно очистить город от злых (и добрых) собак. Проблема в том, что мы вспоминаем о бродячих животных, только когда они становятся опасными.

Несколько лет назад Всемирная организация здравоохранения назвала рост числа бездомных собак глобальным кризисом. По данным ВОЗ, каждый год в странах Азии и Африки от бешенства умирают 55 тысяч человек и 99% из них заражаются от укуса собаки.

Мы никак не научимся обращаться с животными, которых сами же приручили. И с этим что-то надо делать.

Разные страны решают эту проблему по-своему, но по большому счету стратегий всего две: воздействовать на животных или на людей.

Воздействовать на самих животных

Самый быстрый и дешевый способ сократить численность животных и пресечь распространение бешенства — отлов и истребление. И хотя это объективно жестоко и несправедливо (ведь собаки стали бродячими в первую очередь из-за людей), так до сих пор делают в некоторых регионах России, на Украине, в Беларуси, Молдове и других странах СНГ.

Более гуманный подход — это схема «отлов → стерилизация → вакцинация → возврат» (ОСВВ). Муниципальные службы ловят животных, а ветеринары стерилизуют, вакцинируют и отпускают их обратно в город. Чтобы стерилизованное животное снова не попало в клинику, ему ставят в ухо клипсу.

Это решает проблему с болезнями и несколько сдерживает рост популяции, но не отменяет нападений на людей. К тому же животные так и остаются на улицах голодные и никому не нужные.

Действовать на людей

В этом случае государство ограничивает возможность иметь домашних питомцев: устанавливает высокие цены и налоги на них, строго наказывает за жестокое обращение и строит муниципальные приюты, где животные содержатся всю жизнь. Это дорого и долго, но куда более гуманно и эффективно.

Как с этим обстоят дела в России и чему нам стоит поучиться у Запада?

СССР и Россия: отлов, стерилизация и пластилин из псов

В Советском Союзе беспризорных животных истребляли. Под раздачу попадали и агрессивные, и мирные, и заплутавшие хозяйские — все, кому не повезло оказаться на улице без поводков и ошейников. Воспоминания свидетелей легко найти в рунете: в собак стреляли из мелкокалиберных винтовок или затаскивали арканом в фургон, да так, что неизвестно, какой способ гуманнее. На месте оставались гильзы, которые «пацаны собирали для игры об стенку».

Из трупов животных делали мыло и чуть ли не пластилин. Утилизация с промышленной целью была прописана еще в 1928 году постановлением Совета народных комиссаров.

В конце 1990-х зоозащитники добились внедрения принципа ОСВВ в Москве. Примеру столицы последовали в Петербурге, Нижнем Новгороде, Ростове и других городах, но со временем ОСВВ почти везде свернули из-за неэффективности: собак не становилось меньше и они всё так же нападали на людей. А на Лосином острове и в Серебряном бору даже истребили косуль.

По данным исследования Purina и Левада-центра, 84% респондентов считают, что ОСВВ — гуманное решение проблемы с безнадзорными животными.

Очень долго у нас не было единого закона по обращению с бездомными животными, и регионы справлялись как умели. Накануне Олимпиады в Сочи городские власти распорядились отловить и убить бродячих собак. Общественность загудела — о судьбе сочинских псов писали у нас и на Западе, например в CNN и The New York Times.

Ситуация повторилась перед чемпионатом мира по футболу. На этот раз в сеть утекла информация о тендерах на отлов, «умерщвление и утилизацию», которые разместили администрации нескольких городов. В этот раз по «русским живодерам» прошлись в Mirror, The Guardian, Daily Mail и многих других изданиях. Чемпионат прозвали bloody FIFA («кровавая FIFA») и даже хотели бойкотировать. Некоторые журналисты с плохо скрываемым сарказмом отмечали, что всё это происходит при президенте, известном своей любовью к животным, особенно к собакам.

Читайте также:  Как определить течку у маленьких собак

Константин Сурнов, старший научный сотрудник кафедры нейро- и патопсихологии МГУ им. М. В. Ломоносова:

«Отношение к животным — это один из кусочков разбитого зеркала общей картины нравов. И можно доказать, что в обществе, в котором есть выброшенные животные, можно найти и выброшенных людей — это вещи связанные».

Из эфира на радио «Свобода»

Возможно, эти позорные ситуации послужили стимулом для принятия закона «Об ответственном обращении с животными», который буксовал в Госдуме 8 (!) лет. Его одобрили в конце 2018 года, а с 1 января 2020-го вступили в силу новые положения. Новый закон:

  • запрещает выбрасывать животных на улицу . Правда, привлечь к ответственности недобросовестного хозяина почти невозможно, если животное не чипировали;
  • запрещает жестоко обращаться с домашними и бродячими животными . В зависимости от тяжести преступления виновник должен будет заплатить штраф до 80 тысяч рублей, год ходить на исправительные работы или сидеть в тюрьме три года;
  • легализует ОСВВ , несмотря на критику. Всех стерилизованных, привитых и, что важно, неагрессивных животных вернут на улицы;
  • обязует приюты содержать всех агрессивных или просто несоциализированных животных до наступления естественной смерти . Эвтаназия разрешена только страдающим от неизлечимой болезни или травмы;
  • регулирует работу организаций по отлову. Теперь им запрещено применять вещества и приспособления, приводящие к травмам или гибели, а также ловить животных в присутствии детей (за исключением случаев, когда ребенок в опасности). Всех пойманных нужно сразу передавать в приюты, снимая на видео процесс отлова, чтобы потом власти могли проверить, соблюдаются ли правила.

«По новому федеральному закону есть два метода регуляции численности бездомных животных, — поясняет Мария Лежнева, директор ассоциации „Благополучие животных“. — Первый — это ОСВВ. Второй — это открытие больших муниципальных приютов, где животные находятся пожизненно, как это происходит, например, в Москве.

По сведениям Минприроды, 35 регионов уже поменяли свое законодательство на гуманное, а остальные регионы находятся в процессе изменений. В реальности всё пока не так.

В прошлом году мы проверили исполнение законов в каждом регионе страны» (и мониторинг показал, что изменения происходят не так быстро, как хотелось бы. — Прим. ред.).

«Для внедрения и работы на практике системы ОСВВ в регионах России просто нет необходимой инфраструктуры, — соглашается Анастасия Скакуненко, волонтер, директор котокафе „Мур-мяу“. — В документах власти рапортуют о том, что программы запущены. Однако когда волонтеры и гражданские активисты начинают интересоваться адресами муниципальных приютов и станций передержки, на которых временно должны находиться животные для ветеринарных осмотров и стерилизаций, оказывается, что их не существует».

По состоянию на май 2019 года в 69 регионах России было 412 приютов для бездомных животных и 219 пунктов временной передержки. При том в каких-то регионах, например в Московской и Челябинской областях, их сравнительно много, а где-то — в Адыгее, Республике Алтай, Кабардино-Балкарской Республике — их нет совсем.

Несмотря на все сложности, хорошо, что закон приняли: надо с чего-то начинать и это точно лучше, чем ничего.

Терон Хамфри объехал 50 штатов Америки, чтобы сфотографировать животных из приютов с их новыми хозяевами. Снимки он объединил в фотопроект «Почему мы спасаем» (Why We Rescue). На фото Марв и Купер из Вайоминга

США и Европа: законы, налоги, муниципальные приюты

Можно застроить приютами всю страну и стерилизовать всех попадающих туда зверей, но если при этом люди будут относиться к животным как к вещам, проблема никогда полностью не решится.

В развитых странах ответственное отношение к животным в гражданах воспитывают своды правил и законов — федеральных, региональных и союзных (как Европейская конвенция по защите домашних животных). За их соблюдением следят комитеты, ассоциации и прочие организации вплоть до зоополиции.

За негуманное обращение с животными наказывают очень строго.

В Германии за брошенного домашнего питомца оштрафуют на 25 тысяч евро (2,01 млн рублей по курсу на 13.04.2020. — Прим. ред.), в Новой Зеландии — на 50 тысяч местных долларов (около 2,22 млн рублей), а могут и в тюрьму на год посадить. В Канаде штраф за оставленную в машине собаку может достигать 75 тысяч канадских долларов (около 3,96 млн рублей). За жестокое обращение или убийство животного в Англии и Уэльсе можно попасть в тюрьму на пять лет, в США — на семь.

Всё устроено так, чтобы животные не попадали к кому попало. Не каждый может позволить себе питомца из-за множества ограничений и высокой стоимости содержания.

Как это работает? Предположим, вы живете в Германии и решили завести собаку. Там защита животных прописана в конституции, потому за их благополучием следят бдительно. Если вы снимаете жилье, вы обязаны получить от арендодателя письменное разрешение. Гипотетически он может вам его не дать, и тогда придется оспаривать его запрет в суде или искать новую квартиру.

Если с этим порядок, собаку можно покупать. Именно покупать, ведь бесплатных животных в Германии нет, во всяком случае легально. В приюте собака стоит 200 евро, кошка — до 85 (16,1 и 6,8 тысячи рублей соответственно). Породистый пес в зоомагазине или у заводчика обойдется минимум в 1000 евро (80,7 тысячи рублей).

При этом щенка могут не отдать даже за деньги — например, если узнают, что вы проводите вне дома более восьми часов в день.

Купили — идите к ветеринару, чтобы сделать прививки и установить микрочип. Чип содержит уникальный 15-значный номер, который регистрируют в базе данных вместе с информацией о животном (порода, возраст, прививки) и его хозяине (имя, номер телефона, адрес). Чипы нужны, чтобы потерянные собаки не бродили по улицам и не занимали чужие места в приюте при живых хозяевах. А еще по чипу можно отыскать владельца, которого заподозрят в жестоком обращении. В крупных городах вроде Берлина или Гамбурга чипирование обязательно для всех собак, а в Бремене — только для крупных и бойцовских пород. За эти ветеринарные манипуляции вы заплатите еще примерно 100 евро.

Проект Why We Rescue: Келси забрала Бейби из приюта в Оклахоме. Источник

После надо получить лицензию на собаку в местном аналоге МФЦ (Bürgeramt) и сообщить о своем питомце в налоговую службу. Размер налога зависит от региона и количества животных. Например, в Берлине один пес обойдется в 120 евро в год, второй и последующий — по 180 евро. В Гамбурге — 90 евро за каждого.

Подобные налоги также есть в Австрии, Нидерландах, Швейцарии, Болгарии, США и Австралии. Ходили слухи, что их введут и у нас, но экспертам эта идея не нравится:

«Мы за налоги, если речь идет о развитых странах, — говорит команда проекта помощи животным Teddy Food. — Но в России эта мера может привести к страшным последствиям: если придется платить налог, малообеспеченные люди начнут выкидывать животных. Мы за финансовое регулирование поведения хозяев, но не налогами, а скидками. Например, когда для стерилизованных собак дешевле прививки, корма и прием у ветеринара».

Теперь вам нужно оформить страховку на случай, если собака кому-то навредит, — минимум 6 евро в месяц. Вам также предложат купить ветеринарную страховку. Без нее можно обойтись, но иногда с ней выгоднее, потому что лечиться в Германии дорого для всех. Это еще 250 евро в год.

Таким образом, в первый год вашей совместной жизни с собакой вы заплатите минимум 742 евро (59,9 тысячи рублей), не считая корма, мисок и резинового цыпленка.

В других странах статьи расходов будут другими, но глобально в отношении собак и кошек политика у всех похожа: содержать дорого, а обижать еще дороже. Поэтому в развитых странах и бездомных, и домашних животных меньше, чем у нас (сравните, скажем, показатели Швеции и России — у нас питомцев заводят в два раза больше).

Доля граждан, у которых есть минимум одна собака или кошка, в разных странах. Источники: Statista, «Добро Mail.Ru»

«Воспитать в людях ответственное отношение к животным помогла бы активнейшая пиар-кампания во всех СМИ, — считает Анна Могильнер, директор зоозащитного центра „Новый Ковчег“. — Причем инициатива должна идти прежде всего сверху. Как формировать общественное мнение, у нас знают прекрасно. Сейчас формируется совсем другое: „Собаки — зло, все проблемы от собак, причем неважно, домашних или бездомных“. Необходимо сделать так, чтобы быть ответственным стало модно, приятно, престижно, а безответственным и бездушным — наоборот».

Проект Why We Rescue: Линдси и ее английский бульдог Мики из Мэриленда. Источник

Читайте также:  Как нарисовать собаку когда его держат

Как помочь бездомным животным

В России одними законами пока проблему не решить: они несовершенны и их слишком мало, как и организаций, которые бы всё контролировали.

«Инициатива обычных людей критически важна, — считают в команде Teddy Food. — Все основатели частных приютов, все кураторы, волонтеры и зооактивисты — это обычные люди, которые когда-то не смогли проехать мимо сбитой собаки на обочине или плачущего кота в сугробе. Обычные люди сейчас могут делать что-то на своем уровне, что уже изменит жизни десятков животных. Съездить в приют, перевести 100 рублей, сделать репост и стерилизовать своего домашнего любимца может большинство обычных людей».

Мы спросили экспертов, что можно сделать для бездомных животных, если не можешь оставаться в стороне.

Возьмите животное в приюте, а не в питомнике

По данным исследования Purina и Левада-Центра, только 13% респондентов в первую очередь обратятся в приют, чтобы найти друга. 26% скорее купят породистое животное у заводчика. Еще 34% опрошенных будут искать питомца у знакомых или в интернете, 21% готовы подобрать собаку или кошку на улице.

Команда помощи животным Teddy Food советует:

Когда вы берете животное из приюта, вы спасаете сразу две жизни: того, кого вы взяли домой, и того, кого приют сможет забрать с улицы на его место. Покупая собаку или кошку в питомнике, вы поддерживаете отношение к ним как к вещам, а не живым существам, и финансируете производство новых животных в условиях, когда их намного больше, чем людей, готовых их взять.

Если вы покупаете питомца у заводчиков (а их очень много), вы поощряете особенности их бизнеса:

  • плохие условия содержания,
  • эвтаназия животных, которые «отработали свое»,
  • близкородственные вязки,
  • коррупция и покупка документов,
  • генетические болезни,
  • уход от налогов,
  • наплевательское отношение к дальнейшей судьбе питомца, которое провоцирует появление новых бездомных животных.

Если уж решились купить друга, убедитесь, что вы покупаете у надежного профессионала, который хотя бы не выкидывает своих «маток», когда они состарятся, и хоть что-то понимает в селекции и генетике. Щенки и котята от таких заводчиков стоят дорого и не продаются на «Авито».

Помогайте приютам деньгами или делом

В этом вопросе маленьких и «стыдных» сумм не бывает — даже сто рублей имеют значение. Команда Teddy Food и Анна Могильнер рассказали, что еще можно сделать, если свободных средств нет совсем или хочется поддержать приют лично.

Команда Teddy Food:

  • помогать можно руками и скиллами: вести соцсети, делать сайты, возить животных в клинику на машине, фотографировать для пристройства или обрабатывать фото, писать тексты; гулять и играть с животными, кормить их, строить вольеры, убирать, готовить еду, мыть помещения и посуду, помогать в социализации;
  • взять питомцев навсегда могут не все, но на передержку на 3–5 дней — многие;
  • распространять объявления о пристрое — лайкать и репостить;
  • вовлекать родственников, друзей, коллег;
  • если вы куда-то едете, вы можете перевезти животное или лекарства;
  • стерилизовать и чипировать своего питомца, чтобы он или его потомство не оказались в приюте. Убедить коллег, друзей, родственников сделать то же самое.

Анна Могильнер, директор зоозащитного центра «Новый Ковчег»:

  • можно организовывать различные акции, выставки, фестивали и т. п. Обычно сотрудникам приютов совсем не до этого, а подобные вещи крайне важны для формирования правильного общественного мнения и рекламы;
  • проводить уроки доброты в школах;
  • искать спонсоров, заниматься фандрайзингом.

Как понять, что приют хороший?

Команда помощи животным Teddy Food советует, на что обращать внимание.

  • Приют известен в городе, работает не первый год, имеет хорошую репутацию. Можно погуглить, были ли какие-то скандалы, связанные с ним.
  • Отчетность приюта прозрачная: выкладываются чеки, фотографии пристроенных животных от новых хозяев. Судьбу подопечных можно отследить — не должно быть ситуаций, когда животное появилось на сбор средств, а потом пропало. Подпишитесь на рассылку и соцсети, изучите раздел с чеками.
  • Съездите в приют и посмотрите, как содержатся животные. По возможности проведите там день, понаблюдайте, как подопечных кормят, как с ними обращаются сотрудники. Поговорите с волонтерами, которые там давно работают, спросите об их впечатлениях.

«По нашему опыту, продажа животных в лаборатории — это страшилка из интернета, — говорят в Teddy Food. — Многие средства действительно тестируются на собаках, но чаще всего на специально выведенных биглях. В сети много видео из таких лабораторий — все собаки там одинаковые. Скупать дворняг разного возраста и здоровья для экспериментов неэффективно, ведь у собак уже могут быть свои болячки, которые испортят чистоту исследования».

Намного более популярные схемы для недобросовестных приютов — это имитация вспышки бешенства, поголовная эвтаназия и другие подобные ветеринарные схемы. Например, прямо сейчас это происходит в Якутске, а недавно было в Сосногорске.

Не игнорируйте случаи жестокого обращения с животными

Команда ассоциации «Благополучие животных» рассказывает, что делать, если вы увидели, как кто-то бьет, мучает, убивает или умышленно оставляет в опасности животное:

  • позвоните в полицию (112) и сообщите о преступлении;
  • снимите на видео или сфотографируйте происходящее (иногда лучше сначала зафиксировать преступление, а потом вызывать полицию — например, если очевидно, что виновник собирается уйти);
  • возьмите контакты минимум двух свидетелей: ФИО и номер телефона. Это могут быть прохожие, люди из соседних домов, которые всё видели из окна, и т. д.;
  • отвезите пострадавшее животное в ветеринарную клинику. Даже если оно погибло, это необходимо, чтобы получить заключение врача;
  • напишите заявление в отделении МВД или через интернет-приемную. Соответствующие статьи Уголовного кодекса: 245 — жестокое обращение с животными, 213 — хулиганство. Если животное принадлежит вам, можно указать статью 167 — умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества. Если животное украли, статью 158 — кража;
  • если полиция бездействует, можно написать жалобу в прокуратуру.

Пошаговый гид, шаблоны заявлений и ссылки на статьи УК здесь.

«По возможности подключайте к этому процессу общественность, СМИ, волонтеров — всех, кто может дать делу максимальную огласку, — советует Анастасия Скакуненко. — Если инцидент будет в поле внимания большого количества людей, его нельзя будет замять».

Помогайте потерянным животным

Иногда потерявшихся кошек или собак можно отличить от бродячих: они выглядят ухоженными, но испуганными, бегают по улице, будто разыскивая что-то.

Команда HandyPet советует, что делать в этом случае:

  • осмотрите животное. Если на нем есть ошейник и жетон с контактами, свяжитесь с владельцем. Если нет — сфотографируйте его и загрузите фото в приложение HandyPet. Сервис разошлет сообщение о пропаже всем пользователям в окрестностях и сгенерирует объявление, которое можно распечатать, расклеить или выложить в интернет;
  • разместите информацию в соцсетях. Например, в группах «Пропала собака — найдена собака» или «Кошка потеряшка» во «ВКонтакте»;
  • отвезите к ветеринару. Врач посмотрит, есть ли у животного чип, по которому можно определить владельца, и окажет необходимую помощь;
  • организуйте передержку в специальном пункте, у проверенных друзей или у себя: поиск дома может затянуться.

Богатые и знаменитые зоозащитники, с которых можно взять пример

Олег Дерипаска, владелец промышленной группы «Базовый элемент»

После масштабной олимпийской стройки по улицам Сочи бродили стаи собак, которых прежде прикармливали рабочие. В начале 2014 года Дерипаска открыл первый приют «ПовоДог», чем буквально спас животных, на которых городские власти объявили охоту. Позже приюты построили в Наро-Фоминске, Красноярске, Иркутске и Абакане.

Ракеш Шукла, предприниматель, основатель IT-компании TWB_

Построил ферму-приют на 850 собак в окрестностях индийского города Бангалора. Туда принимают больных и искалеченных животных — хромых, слепых, без лап и даже морды. У многих из них нет шанса найти новую семью, но в приюте они получают кров, питание и лечение.

Бриджит Бардо, актриса

Оставила кинокарьеру в 39 лет и посвятила себя защите прав животных: основала фонд, построила три приюта для собак и кошек (оказалось, что бездомных котов во Франции больше), развернула кампанию по продвижению стерилизации. Кроме того, фонд Бардо выступает против охоты, меховых изделий, цирков и развлекательных шоу с животными.

Том Харди, актер

Однажды нашел в лондонском парке щенков и помог их пристроить через свой инстаграм, на который подписаны пять с лишним миллионов человек. Своего любимого пса актер тоже подобрал на улице. Лабрадора Вудстока он брал на кинопремьеры, снимался с ним в рекламной кампании зоозащитной организации РЕТА и даже вел детскую передачу на BBC. Харди так часто появляется на публике с собаками, что фанаты актера посвятили этому отдельный инстаграм-аккаунт (и он прекрасен).

Источник